Практическая философия, Женское воспитание, Мудрая жизнь+7 902 300-75-57
mariaflero@yandex.ru

«Я ошиблась!»

Рубрика: Упрощение жизни. Простушка

«Я ошиблась!»

Случай из практики: Вера приходила ко мне на личную консультацию регулярно раз в месяц, для сверки её «умонастроений» с реалиями повседневной семейной жизни. Вера - мой особый клиент, и у нас с ней необычное соглашение – никогда не говорить о её муже. Муж не находится в бегах, не пьёт, не курит, живет вместе с ней, но говорить о нем с Верой нельзя. Почему? – спросите вы. Потому, что он – с её слов, досадное недоразумение, совсем не тот мужчина, с которым Вера хотела бы строить жизнь. «Я ошиблась, когда выходила за него замуж!» - горестно сообщила мне о нем Вера. Поэтому он есть, но его как-бы не существует. Вот такая ситуация. Он тих, скромен, трудолюбив, страдает от властного Вериного характера, неплохо содержит семью, постоянно занят своими делами, не вмешивается в воспитание детей, повышает голос лишь в крайних ситуациях.

У Веры (с мужем, добавлю я) два взрослых сына. Собственно, все наши разговоры касаются их образования и поведения дома. Вера тщательно следит за их «мужественностью», учебными и спортивными результатами. Мальчики её радуют тогда, когда они не похожи на папу.

У Веры необременительная работа, не очень большая зарплата. Особенность Веры в том, что она очень активна - участвует во всех школьных комитетах, помогала спортивной школе, отвечает за подъезд в доме, где они живут, смотрит по телевизору политические новости и уже дважды составляла какие-то бумаги в правоохранительные органы... Я заметила, что на консультацию она несколько раз приходила в кедах… С мужским черным зонтиком в дождливый день…

Некоторые женские типы

«Я ошиблась!»

Есть такой тип женщин – я их зову СУКА ОБЫКНОВЕННАЯ. Вера мою классификацию знает, мы это обсуждали на самой первой консультации. Суке обыкновенной обязательно нужен статус замужней женщины, приличный дом, легальное происхождение её детей, заработок мужа, и своя полная самостоятельность, как всем крутить и вертеть. У мужа есть в их общем доме что-то похожее на домашний санаторий – заслуженный отдых после работы, чтобы ему не мешали, не тревожили и оставили в покое, чистые носки и сносный горячий ужин (обстиран и накормлен, спать уложен). У меня с Верой есть разногласия – она считает, что ошиблась в кандидатуре мужа, я ей «выдвигаю тезис», ЧТО ОНА ОШИБЛАСЬ С РОЛЬЮ ЖЕНЩИНЫ В СЕМЬЕ.

Зачем ко мне регулярно ходит на консультацию Вера? В её концепции есть прорехи. Не всё так гладко, она желает проговорить вслух со мной все трудности её жития, и доказать себе и частично мне, что СУКА и есть правильная женщина. Только нужен кто-то, с кем можно было бы постоянно советоваться. Главное, не говорить о муже. То есть не брать его в расчет при принятии решений.

Вера рассуждает следующим образом: если муж оказался не тем человеком, каким она его представляла, значит, надо брать всю власть в семье в свои руки и определить мужа условно под каблук, чтобы не мешался, а только правильно подруливал в нужном для Веры направлении. Каким себе представляла потенциального мужа? Сильным, напористым, надежным, умеющим не столько делать дела, сколько укротить нрав Веры, сделать её нежной и покладистой, сексуально раскрепощенной и хотя бы домашней.

Всё дело в том, что замуж Вера вышла ДИКОЙ ЖЕНЩИНОЙ. Дикая Женщина (в моей классификации) – это сильная, вольная натура, темпераментная, общительная, очень самостоятельная, имеющая вкус к власти, распорядительная. Такой женщине потребовался сильный самец, но почему-то нашелся нетребовательный мужчина. Суть Верину не переборол, а просто научился жить вокруг неё, огрызаясь и не подпуская её слишком близко – типичное пассивно-агресссивное сосуществование по замкнутому кругу…

Нам потребовалось несколько месяцев, чтобы Вера научилась сама отслеживать своё «дикое поведение», вместо постоянных поисков «неполноценности» её мужчины. Хотя, о его неполноценности также пришлось задумываться, но не по прежней вериной схеме, а иначе. Ленивый – да, ему по-настоящему лень бороться с Вериным темпераментом. Муж мысленно как бы очертил вокруг Веры круг, внутри которого она может своевольничать, но за его пределами муж принимает все решения сам. Да, не очень щедрый по отношению к своей жене – но и, собственно говоря, особо не за что, она с ним не играет и не вдохновляет его… Безвольный – нет, просто Вера никогда не интересовалась волей своего мужа (К чему такие нежности?) Но, удивительное дело! Постепенно, с большим трудом, Вера отучилась оценивать состоятельность мужчины как способность обуздать её темперамент. Наши встречи понемногу возымели результат: Вера начала приглядываться к собственному мужу уже с других позиций.

Разговаривать с Верой о смирении было бесполезно. Она это понимает как «быть загнанной в угол без права голоса», «накрыть себя пыльным мешком». Нет в принципе вкуса к подобным вещам, её легче махать руками и ногами, чем, хотя бы на минуту, задуматься о своей внутренней силе…

«Я ошиблась!»

Поэтому с Верой мы неспешно разговариваем не о смирении, как черте женского поведения, а об определенной «огранке» женской натуры, например, об ушедшей традиции забинтовывать ноги у китайских женщин благородного происхождения, чтобы им в принципе бегать и прыгать не хотелось. Чтобы правильно, своевременно вошли в свою внутреннюю женскую силу. Об обычае держать 12-13 летних девушек в течение многих месяцев в узкой клетке как основной подготовительный период к замужеству (хорошие жены после этого получаются! варварский способ, но зато какой надежный!) О формировании балетной ножки у балерин, особом искусстве изящного танца. Даже современный каблук каким-то непостижимым способом облагораживает женский характер, что не позволяет быстро бегать и по-матросски ходить, а управлять своей энергией изнутри, создавая изящное движение. Женщина в кедах и в изящной туфельке на каблуке – две совершенно разные женщины. Не говоря уже о шляпках, корсетах, перчатках и неуловимом для чужого глаза макияже. Феминистки давно уже с возмущением советуют сбросить с себя подобные неудобства. Но это не вопрос комфорта и пресловутого патриархата, а некоторые знаки правильного женского поведения: внутренней и внешней собранности, оформленности. Вере примеры с клеткой и китайской ножкой очень понравились, да, эстримальные примеры, но доходчивые…

Вели речь и о том, что есть определенные манеры женского поведения, что превосходят женскую красоту, а также о том, что женщина должна уметь петь и танцевать – чтобы вырабатывать красивый тембр голоса, чувство такта и ритма, осознанного движения. Какой вот способ «упаковки» женской энергии: женщина должна уметь двигаться не быстро, а красиво. Не требовать, а играть. Иметь способность к тонкой и чувственной игре, воспринимать прямолинейность в женском поведении как дурной тон… То есть практически во всем предписаны особые формы выражения женской силы, осознанной и облагороженной, спокойной и гармоничной. Как это не похоже на Верины натиск и бурю, гром и молнию, месть и обиду…

Вера искренне думала, что такой её сделает замужество. Вернее, сильный самец пересилит Верину прыть и вольность, подчинит себе и спуску не даст. Чудесным образом, минуя стадию последовательного воспитания в себе определенных черт характера, превратит её в чудесную изящную женщину, без чудовищного варварского бинтования ног и сидения на корточках в узкой клетке… вернее, даже не сам мужчина, а её любовь к нему… Тут главное не ошибиться с кандидатурой! Мужчина должен быть неким трансформирующим началом, таким, чтобы женщину как следует «торкнуло» от общения с ним и превратило её в свою противоположность!

Вера должна растаять изнутри и обернуться к нему лучшими своими качествами… Таков магический секрет Веры, как стать хорошей женой. Но, с мужем её почему-то «не торкнуло». Наверное, «НЕ ТОТ» - решила Вера. Не для кого стараться! Вот такая семейная мифология.

Активная жизненная позиция и бальная туфелька….

«Я ошиблась!»

Совместимо ли это? Мне кажется, только в красивом танце.

Убеждалась на опыте не один раз, что потребность в сильном мужчине продиктована во многих случаях собственной невоспитанностью себя как женщины, упованием на страх и гормональный всплеск как на последнюю добровольную меру принудительного исправления поведения. Без страха как без пряников… Без яркой влюбленности нет никакой мотивации… Мужчина должен сокрушить, женщина подчиниться… Как-то так! Главное, чтобы мужчина был сильный! Печально.

Но в последний раз Вера пришла ко мне на консультацию в изящных туфельках, изысканно одетая, с красиво собранными в узле волосами. В первый раз за все время наших встреч мы в разговоре коснулись Вериного мужа, об его последних успехах на работе, о том уважении, которое сыновья испытывают к своему отцу.

«Скажи, Вера, каблуки – это для тебя смирение?» - « Конечно, смирение, но такое прекрасное! Пока не на целый день, но хотя бы на 2-3 часа, как своеобразный тренажер.»

«А как же быть с твоим желанием рулить и делать всё по-своему и самостоятельно в твоем заколдованном круге?»

«Я, кажется, поняла, что то, что для мужчины представляет потребность в проявлении власти, для женщины выражено иначе – в её заботе и служении близким людям. Это бОльшая сила в близких отношениях, чем власть и прямое требование. Когда я перестала командовать и начала искренне и внимательно заботиться о муже и моих мальчишках, я получила, наконец, то, что мне так недоставало - поддержку и любовь своих родных, им нравится моя собранность, неторопливость, спокойствие. Я чувствую, что им нужна моя помощь, но не только в смысле накормить и убраться. И, самое главное, исчез тот магический круг разрешенного мне самодурства, за пределы которого мне не разрешал выходить муж… Я открыла, что надо управлять своей внутренней энергией, а не проявлять внешнюю чрезмерную активность, чтобы сделать все дела. Муж начал со мной советоваться, выслушивать меня, ни разу не одернул.»

«Мне сейчас значительно проще выразить своё доверие к младшему сыну, чем участвовать в школьном комитете, и не потому, что я там делала что-то принципиально важное, наоборот, я пыталась непременно всё контролировать. И начала понимать, что мой муж, вместо того чтобы навязывать сыновьям свою любовь, как это делала всегда я, стремился к тому, чтобы они сами заслужили её. Это вызывает моё глубокое уважение к позиции мужа, он учит меня мудрой сдержанности в проявлении родительских чувств, в корректной форме воспринимать их шалости и просчёты. А не «убиваться от безысходности» в очередной раз и не драматизировать события.»

«Вера, скажи, какая жизнь проще: прежняя, активная или нынешняя, осознанная и собранная?» «Конечно, собранная, но у меня не хватает пока навыков. Я почувствовала на себе чудесное растворение проблем, как только перестаешь «махать руками и ногами». И я не чувствую, что я что-то должна, что всегда кидало меня что-то непременно сделать и жгло мне пятки. Я стала ощущать, что именно я собираю семью вокруг себя, мои мысли больше не вертятся вокруг несчастливых рассуждений о муже. Как это ужасно – постоянно думать о том, что ты вышла не за того мужчину замуж!»

«А что стало с СУКОЙ ОБЫКНОВЕННОЙ? Тебе же так были важны сам факт семьи, материальное благосостояние, внешняя приличность, дети, но не сам муж в этом пасьянсе?»

«Я сначала призадумалась, а потом стала просто собственной шкурой ощущать, как тяжело так жить, когда всё держится на тебе, а муж просто самоустранился, чтобы не мешать мне. Именно держится, много долженствования, ответственности, не с кем посоветоваться. Нет никакой благодарности, даже дети начали уклоняться от моего воспитания

«Вера, как ты сейчас думаешь, ты ошиблась в выборе мужа?»

«Нет, я просто выкинула свои кеды…»

«Я ошиблась!»

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить