Практическая философия, Женское воспитание, Мудрая жизнь+7 902 300-75-57
mariaflero@yandex.ru
Рубрика: Иерархическое мышление

«Я разучился жить»

Эту фразу я слышу довольно часто от мужчин, которые обращаются ко мне за индивидуальной консультацией. Я слышу эту фразу не от опустившихся мужчин, или находящихся в поисках своего жизненного предназначения, а от мужчин зрелых, состоявшихся, четко понимающих свою ответственность и обязательство перед семьей.

Я всё время пытаюсь проникнуть «за» эту ситуацию: «Я разучился жить». Мы же не разучиваемся ходить, бегать, глотать или жевать с того момента, когда мы овладели этим навыком. Да, если этот навык, например, при травме, будет утерян, мы знаем, что делать, у нас есть мышечная память, та степень овладения собой, которая нас не подводит в трудную минуту и спасает в безвыходной ситуации.

Умение жить для мужчин не обладает мышечной памятью. Оно, как мне кажется, относится к родовой памяти, какой-то древней тоске по правильному, душевному, мягкому состоянию, когда жизнь как бы складывается сама собой, без дополнительных усилий, легко и счастливо. Нет, не во внешнем мире – здесь борьба и выживание, а именно дома, когда все дела сделаны, «мамонт убит», мужчина радостно спешит домой и понимает, что его любят и ждут. Но вдруг волшебным образом он обнаруживает, что именно дома он ничего не умеет, он оставлен Богом, забыт, неуклюж, нелеп, от него домашние ждут что-то такого, чего он не в состоянии «изобразить»…

Мужчина вылетает из дома как ошпаренный, потому как ему на работе во сто крат легче, чем дома. А что происходит дома – он не знает и не понимает. Ему уже не нравиться быть в собственном доме. «Наверно, меня сглазили» - удрученно заявляет мужчина, доверяя мне своё главное подозрение по жизни.

Мелочи жизни

Разрешите мне описать реальную историю, вернее, даже так: мужскую жалобу на жизнь, где мужчина уязвлен и потерян, он бы рад был что-то сделать, только не знает – что…

Владимир, позвонив мне по телефону договориться о консультации, нервно спросил меня, занимаюсь ли я разбором всякой ерунды? Только серьезной проблемы у него нет, уточнил он, всё благополучно, в семье и на работе, только мысли странные, недостойные лезут в голову..

О, да! Именно разбором всякой ерунды, которая сама по себе часто закрадывается к нам в мозги и мешает быть счастливыми, я и занимаюсь. Мужчина проблемы свои, как правило, решает сам. Как может, так и решает, лишний раз не спросит. Только потом, почему -то , ему необходимо «шлифануться» - получить от другого такой расклад и разбор его ситуации, чтобы всё заиграло и заискрилось, обрело дополнительный смысл и радость… Это и есть та ерунда, с которой мужчина сам по себе справится не может. Ему легче забыть, что он сделал, или разрушить, или отдать другому, но не обрести сокровенного смысла своего действия…

Володина «ерунда» и «мелочи жизни» выглядела следующим образом: он много занят по работе, решает сложные ситуации, ставит перед собой достойные цели, уважаем и востребован в своем деле, любит спешить домой после трудового дня. Звонит жене заранее, она его всегда ждёт, готовит ужин.

Володя любит добираться домой, ловко минуя все пробки и затыки на дорогах. Выгадывает каждую минуту, радуется зеленому коридору светофора. Возвращается с радостью, желанием видеть своих родных, попасть, наконец, домой и обрести покой. Дома его радостно встречают жена и семилетняя дочь, чувствуется, что ему рады и, откровенно говоря, заждались…

Вот тут-то и начиналась заковырка… Володя каждый раз читал в глазах жены и дочки немой вопрос: «А что мы будем делать? Ура, ты пришел, как здорово! А что дальше?»

Вот это-то Володя и не знал: «Что дальше?». Они потом мирно ужинали, а затем как-то незаметно растекались по квартире, каждый в свою компьютерно – телевизионную норку.

«Я разучился жить»

«Мария, столько радости, когда мы, наконец, вместе, и всё это обесценивается дурацким время провождением, как будто мы равнодушны друг к другу и нам вместе нечего делать. Если честно, продолжал Владимир, я рад любому звонку друга, ища повод как-то незаметно ускользнуть из дома и не видеть этих глаз: «Что мы будем делать, папа?»

Я себя чувствую дураком: зачем так спешил домой? Чтобы попасть в дурацкую ситуацию, потому как у меня нет ответа, что мы будем делать дальше. Я сыто отползу в свой кабинет , раздраженно уткнусь во что-нибудь и всё! Жизнь кончилась! Я не хочу каждую неделю ходить в кино или зоопарк, я на неделе хочу просто быть дома, но этот вопрос: Что делать?- мне мешает жить!

Проблем нет, только чувство такое в душе гадкое! Я разучился жить и никак не могу понять, в чем тут дело…

Наверное, меня сглазили (слышу я в сто пятый раз)… Работать могу, дома быть – их глаза мешают, я и утекаю при первой возможности, жена и дочь обижаются. Жить у меня – не получается, хотя всё благополучно и продумано. Вот такая несостыковочка…»

«Ты, знаешь, а ведь ты прав – тебя действительно сглазили! – провокационно заявляю я . Только не бабка катая-то там, колдунья, или недоброжелатель, а твои женщины – жена и дочь. Они смотрят на тебя тем взглядом, от которого у тебя нет защиты. И разреши мне сделать вывод, что это – неправильный взгляд!»

Мужские обязанности и порядок.

Мужчина должен бороться с матриархатом в своей семье. Он, этот матриархат, - подчас неуловим и растворен в воздухе. Сама женщина, к сожалению, в некоторых случаях себя не совсем понимает, не отслеживает свои мысли и поступки, и ей нельзя доверять во многих вещах, касающихся того, как оно должно быть.

Когда женский взгляд чего-то ждет – это очень опасно! Первое, с чем дома надо разобраться – это с женским взглядом!

Давай сделаем необходимое предположение: твоя жена делает это не нарочно, не преднамеренно, портя своим взглядом тебе жизнь и обучая тому же действию свою дочку.

Она это делает в силу своей радости при виде тебя и совершенно непосредственно. Но именно тут, в женско-детской непосредственности и надо наводить порядок.

Не они должны смотреть на тебя с вопросом, а ты – на них: «Как дела в доме? Всё ли спокойно, все ли дела сделаны?» Давал ли ты задания своей жене, когда покидал дом, или же, наоборот, тебе велели по дороге купить майонеза и зеленого горошку?

Мне показалось, что ты входишь домой не как хозяин, а как массовик – затейник! А текст «вечеринки» ты потерял и не выучил, и вот - немая сцена: «Не знаю, что делать, а суфлер молчит».

Все решают, что папа – скучный, и отправляются «восвояси» - в свою непосредственно – детскую мечту, чтобы кто-то их развлекал и смешил. Ладно бы так себя вела твоя семилетняя дочь, но никак не жена!

Владимир, есть маленький секрет: когда женщина в семье что- то требует – взглядом ли, словом ли, словом, ищи за этим требованием нечто, что женщина должна сделать сама, но не сделала – тебе оставила! Женская требовательность всегда – подвох и перевертыш! Потому как, если женщина осознает, что она хочет, она спокойно и в правильном тоне говорит об этом, а когда ты чувствуешь, что она требует – поверь мне, что-то тут не то…

И не ты разучился жить, а что-то тебе по жизни недодают….»

«Интересно, что же?» - оживился Владимир.

«Я называю это - недополученную тобой « легкость бытия» - « домашний санаторий» и «домашнее спокойствие». Мужчина работает, кормит семью, добывает ресурс, выстраивает силы и приоритеты. Он с необходимостью должен дома полноценно восстановить свои силы, иначе работа у него просто не пойдет. Схема следующая: На работе напрягаемся, дома – расслабляемся, приходим в себя, превращаемся снова в «человека» - и ты уже сам полон сил и готов хорошо и полноценно проводить время со своими домашними. Если ты расслаблен и восстановлен, ты знаешь, как жить дальше! Если напряжен, то уединяешься или утекаешь к друзьям из дома. Дома должны быть домашний санаторий и домашнее спокойствие – восстановительная зона для мужчины, чтобы он смог придти в себя и переключиться на своих домашних.

Ты готов с ними возиться, выслушивать их, спрашивать об их желаниях и потребностях. Планировать выходные, отпуск, покупки и ремонты.. Но только при одном условии:, что ты – «человек», а не чучело (так я зазываю вернувшегося домой мужчину, который ещё мысленно на работе, его не отпускает изнутри рабочие дела; от него остается лишь видимая оболочка присутствия)

Мужчина не всегда в состоянии самостоятельно переключаться на семейные дела, его реально «не отпускает». Поэтому он и стремиться залесть в свой угол и там отойти от серьёзных дум и придти в себя.

Женщина часто не замечает, что имеет дело не с «человеком», а с чучелом! И требует от него любви и внимания! Она его искренне ждет дома, готовит ужин, а потом также искренне удивляется, что он не обращает на неё внимание, хотя сам только что радостно спешил в ней!

«Что ж, вечер не удался!» - разочарованно решает женщина, и углубляется в свои дела.

Сказочная мудрость

«Я разучился жить»

Мне очень нравятся сказки о Бабе Яге. Баба Яга встречает Ивана Царевича и называет его «Иванушкой», спрашивает, какое дело он пытает или от чего бежит и спасается.

Бабе яге скучно. Отсюда и мотив «Иванушки»: он – её потеха – случайный гость, им и поживимся перед сном грядущим!

Иван же совершает единственно правильный, на мой взгляд, шаг: Он говорит ей «Эй, ты, старая!»

К тебе сам Иван Царевич пожаловал. Ты сначала меня накорми – напои, баньку истопи, спать уложи, а потом и расспрашивай! Утро вечера мудренее»

Вот оно – золотое правило для поведения мужчины - не Иванушка я, а Иван Царевич (даже перед женой)

Не меня ты сейчас будешь расспрашивать на свою потеху или грузить своими делами, а ты уважь сначала мою усталость великую – и будет тебе достойный собеседник!

Не желает быть Иван-царевич чучелом перед Бабой Ягой, отправляет старую подсуетиться. Что б контакт правильный наладился. Иван Царевич четко формулирует своё условие перед любым разговором: дай мне сначала придти в себя, не грузи меня, ничего не требуй, а, наоборот, разгрузи, забери себе мои беды и печали , подержи их у себя хоть ненадолго и тогда буду я тебе товарищем и можно дальше дела делать….

Баба Яга, как и любая, впрочем, женщина, исподволь и непосредственно устанавливает свой стихийный матриархат: заполучает мужчинку себе на потеху! Смотрит на него испытующе, ждет от него команды: Что делать: как веселиться будем?

Вот эти именно чары и должен разрушить мужчина, возвращаясь домой как хозяин, а не как «Петрушка» с майонезом и горошком, купленным по пути домой по просьбе жены!

«Папа, папа пришел! А конфетку мне принес?» - радостно кричит навстречу дочь. Тут то и надо себя пересилить и потребовать, как хозяин, порядка! «Конфетку? За что? Мама, что наша дочь сегодня полезного и дельного сделала?»

« Мне, что, ребенка конфеткой, обижать?» – расстроился Владимир.

«Жалко, что ты не понимаешь «хозяйских» тонкостей управления. Для ребенка твоя конфетка должна быть подарком, особым отцовским вниманием, а не вымогательством! Вот в чем разница. А то в следующий раз без конфетки домой придешь, забудешь купить, и она, дочка твоя, глядишь, уже и не рада тебе!

Сам виноват! Пусть она тебя лучше чем-нибудь порадуе! Тогда ты – хозяин ситуации и знаешь, как жить. А когда у тебя нет конфетки, то и не знаешь! Ты превращаешься в неудачника с дырявой памятью, виноватого перед всеми на ровном месте!

И у тебя будет не семья, а стая голодных крокодилов, постоянно желающих чем-нибудь полакомиться, когда ты приходишь домой…»

Владимир долго обдумывал мои слова. Он был явно зол.

«Меня, что, бабы скрутили на ровном месте?» -«Да, потому, как ты, как мужчина, всегда должен срабатывать на опережение, иначе тебя же самого дома и надурят!»

Основное правило:

«Я разучился жить»

Если вовремя не установить в семье патриархат, то будет стихийный матриархат!

«Как это противно – заключил Владимир. Почему даже дома все надо продавливать и действовать на опережение?»

Потому как порядок ещё никто не отменял. Порядок дорого стоит!

Если ты выполняешь роль кормильца, то имеешь право на «домашний санаторий» и «домашнее спокойствие», цель которого вовсе не самодурство, а полноценное превращение тебя из «чучела» в «человека». Ты восстанавливаешь себя, тем самым восстанавливается твоя способность жить. И тогда ты – полноценный заботливый муж и веселый папа с конфетами и фокусами. Чучело не умеет жить, оно только всех отпугивает и находит усладу в компьютере как нетребовательном партнере…

«Чувствую я, что мне надо временно «разучиться» приносить домой майонез и горошек…».

«Пока не восстановишь порядок – да, а потом, снова можно будет продолжить – как помощь жене со стороны любящего мужа, потому как это женская забота – пополнение съестных запасов. Делай это только тогда, когда тебе искренне благодарны за помощь!»

Мы долго говорили потом о его работе. Мне понравилось, что у Владимира четко расставлены приоритеты, что он старается, прежде всего, для своей семьи, его работа выражает его заботу и ответственность за тех людей, которых он любит и бережет. Его карьера имеет культурный смысл: не покупка дополнительных материальных вещей, не самовозвеличивание, а работа на защиту и укрепление своего дома: Владимир сознательно считает себя кормильцем и защитником, семейные ценности для него важны и он страдает, когда все несчастливы. Но тогда его работа должна рассматриваться не как его частное дело, а как труд, имеющий свою миссию: как «наша работа» - работа для всей семьи. Вот с этих позиций и надо выстраивать отношения в семье.

«Мария, можно я пришлю к тебе свою жену?» – «Я думаю, нужно! ПОТОМУ КАК ОСТАЛЬНОЕ Я ДОЛЖНА ОБЪЯНИТЬ УЖЕ НЕ ТЕБЕ, а твоей жене. Ты же иди думать, как установить в семье порядок… взамен бесконтрольной радости, плавно переходящей потом в полное отчуждение…

Радость – это замечательно. Только ей нужно правильное русло».

Всё проще

Татьяна, жена Владимира пришла на следующий день. Моё предположение подтвердилось: Таня просто не знает, как правильно встречать мужа после работы и найти, правильно организовать семейное вечернее время. Очень внимательно отнеслась к моим словам о создании спокойной восстановительной атмосферы дома.

Не было у Тани никаких злобных мотивов, чтобы раздосадовать мужа. Мужа после работы ждала с нетерпением, но, согласилась Таня, как «Петрушку» – чтобы вместе повеселиться и порадоваться. А он, дурачок, ей никогда не подыгрывал и выглядел таким растерянным и раздраженным. Таня даже «обижаться на него перестала, потому что бесполезно…»

«Таня, ты должна держать в голове правильный образ «уставшего мужа», а не Петрушки. Именно тебе должно принадлежать ежевечерние действие: превращение чучела (уставший муж) в человека (расслабленный, раскрепощенный мужчина).

Для этого надо уметь привлечь внимание мужа, когда он возвращается домой (здесь и нужен образ «Чувственной красавицы», о котором мы говорили на последнем мастер-классе), замкнуть на себя, переключить на дом, на ужин, на чистое белье, на теплый душ и домашние тапочки. Дать ему придти в себя (см. инструкцию Бабы Яги). Не приставать с вопросами раньше времени, не грузить подоспевшими делами, надо подождать, когда он сам к тебе обратится – когда будет в состоянии выслушивать вас и помогать. Мужчина сам определяет этот момент. Дать ему уединиться на некоторое время в своем кабинете, а потом искусно выманить его оттуда, подключить к семейным делам. Всё это надо делать незаметно, мягко, не явно. Но мужа именно перехватывают от его дум и замыкают на себя. Так же учи дочь не тянуть внимание на себя, а помочь покормить папу, так или иначе позаботится о нем. Когда он переключится, он будет целиком ваш! И ему не надо будет удирать с друзьями ближе к ночи, потому, что у него с другом какие-то там дела…»

Своевременное предостережение

«Я разучился жить»

Мужское умение жить, которое потерял Танин муж, к сожаление, целиком зависит от усилий любящей женщины. Именно она должна уметь расслабить его, раскрепостить, создать и подарить ему утонченное удовольствие. Это высший пилотаж женской заботы, которым, как правило, в совершенстве владеет теневая любовница, а не законная жена. Жена проигрывает, когда хозяйские дела ставит на первое место и воспринимает мужа как МЧС или, наоборот, как маленькая девочка, которая соскучилась и ищет забавы.

Если что-то не умеет делать жена, то это рано или поздно сделает любовница, потому как лишена «хозяйственной части» и интуитивно учится, прежде всего, удерживать мужское внимание. Именно любовницы возвращают мужчине потерянное в семье умение жить, радоваться и знать, что делать дальше… Любовницы умеют создать тонкую огранку мужских способностей и достижений, сделать его цель благороднее и более значимой. Потому как понимают, что именно это искусство удержания мужчину подле себя создает преимущество перед законной женой, а вовсе не секс или женская молодость…

Мужская неприкаянность

Только отдохнувшему от дел, расслабленному и «облагороженному» (настроенному на тонкое восприятие) мужу можно сообщать о своих желаниях и надеждах, просить посидеть и поиграть с дочкой, или решить семейные дела .

Встречая мужа, не надо спрашивать: «Что ты нам принес?» и «Что мы будем делать?». Как будто просто так, без подарков, ему придти домой уже невозможно Он не в состоянии ответить вам на этот вопрос. Ничего не требуйте, разрешите ему войти в дом как хозяину, сделайте так, чтобы ему дома «не жгло пятки» и чтобы он, как ошпаренный не убегал из дома… Удержать мужчину дома – это целое искусство. Другая крайность – если он окопается в своем одиночестве перед телевизором. И только «в качестве бревна» будет присутствовать дома.

Помните, что мужчина дома неприкаянный. Поэтому желательно, чтобы у него был свой неприкосновенный угол или кабинет. А так же бережное отношение к его персоне. Тогда у вас будет заботливый муж и веселый папа.

Муж снова обретет способность радоваться жизни и делить свою жизнь с вами. Появится та неуловимая «легкость бытия», которая так нужна современному мужчине как существенный момент его силы. Он не знает и не понимает её природы, но он её всегда ищет, чтобы его «отпустило».

И пусть это будете вы, его жена, а не теневая любовница, алкоголь, риск или разгульная жизнь, которая повернет мужчину к самому себе, когда он больше не «Чучело» и не «Петрушка». Он может быть дома самим собой, в окружении родных и близких ему людей. И понимать, что всё у него складывается легко и удачно.

С наступающим вас Новым Годом!

«Я разучился жить»

В статье использованы работы Куми Ямашита (Kumi Yamashita).

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить